Новости

А МЫ УЙДЁМ НА СЕВЕР. ПИНЕЖСКИЕ ИСТОРИИ (окончание)

Продолжаем публиковать истории Ксении Черновой о нашем северном крае. Эти статьи – перепосты из ЖЖ, которые Ксения разрешила нам делать. А мы с удовольствием делимся с вами.

Окончание рассказа о старинном уездном городе, ныне поселком Пинега в Пинежском районе Архангельской области.

К сожалению или к счастью, но жизнь не всегда яркая и красочная, есть в истории моменты, которые потрясают только тем, что вообще были. Ушедших не вернешь, прошлого не изменишь, но у нас всегда есть возможность не забывать, чтобы не повторять ошибок.
В тридцатые-сороковые годы на территорию Архангельской области прибыло огромное количество людей. Приехали они, увы, не с туристическими целями или движимые стремлением поднимать промышленность и сельское хозяйство – все эти люди были сосланы сюда

Число переселенцев было чуть ли не сравнимым с количеством местных жителей.
На этой карте Архангельской области черными треугольниками отмечены спецпоселки, в которых жили переселенцы. Причем ссыльные сами построили их для себя

Прибывали сюда целыми семьями, но при этом практически без каких-либо личных вещей. В Пинежском краеведческом музее есть так называемый “домашний угол”, который оформлен семейными фотографиями переселенцев и немногими вещами, которые людям чудом удалось привезти и сохранить
А сколько здесь обнаружилось жителей Саратовской области!
Королевы-Шевцовы из с. Романовка Саратовской области

Фомины, Саратовская область, Красавский район, д.Николаевка

Сашенька Прозорова
Ст. Беково, Бековского р-на Саратовской области

Семья Юшкиных из с.Саловка Колышлейского р-на тогда Саратовской, а ныне Пензенской области

Кроме того, что люди оказались в чужих для них местах, без вещей, фактически без крыши над головой, они еще и страдали от голода. Нормы питания были очень далеки от потребностей, а ведь работа, которую приходилось выполнять ссыльным, была физически очень тяжелой и требовала много сил. Основным занятием здесь была заготовка зеленого золота, то есть леса.
На одном из музейных стендов висит бумага местного РИКа с грифом “Секретно”. По цифрам, указанным в документе, можно посчитать, сколько продовольствия получали в день спецпереселенцы. Это примерно 400 г хлеба, причем те, кто работали в лесу, получали по 600 г, но за счет уменьшения до 200 г нормы у стариков и детей. Еще выделялось 2 грамма подболточной муки, 20 крупы, 75 рыбы, 195 картофеля (это примерно одна большая картофелина). Согласно нормам, можно было рассчитывать на 100 г капусты, 15 лука, но, например, в июне этих продуктов здесь просто не было и, как говорят сами спецпереселенцы, чаще всего отсутствующие продукты ничем не заменялись. По рассказам одной спецпереселенки, “ели траву и пропавших лошадей”
Голод был одной из основных причин смертности, которая доходила до 50%. Если на июнь 1931 года в спецпоселках Темный и Глубокий Леуновского сельсовета насчитывалось 748 человек (эта цифра, правда, неполная), то на 1934 год их уже осталось 195
Сбежать было сложно. Дорог практически не было, а на тех, что были, стояли посты НКВД. Сбежавших ловили и, продержав три дня в холодной избе на хлебе и воде, отправляли обратно в спецпоселки, а самые непокорные оказывались в лагерях ГУЛАГа.
Из-за высокой смертности многие дети остались сиротами. Для них на территории района были созданы детские дома. Первое подобное учреждение открылось на Красной Горке в братских кельях. Я рассказывала про него в посте про Красную Горку. В нем, в том числе, оказались сестры Аня и Тася Юшкины, приехавшие с родителями на Север из с.Саловка Колышлейского р-на Саратовской области
   
После детдома в Красной Горке были открыты еще дошкольный и школьный детский дома в Пинеге. В основном, в них жили дети спецпереселенцев Пинежского, Карпогорского и Виноградовского районов
Основным занятием ссыльных, как я уже говорила, были лесозаготовки. В 1929 году были созданы леспромхозы, а рабочих рук не хватало и спецпереселенцы стали бесплатной рабочей силой.

Поскольку большинство было раскулаченными крестьянами, то работать они умели и работали хорошо. Иван Косенков, прибывший в Архангельскую область с берегов Волги, в конце тридцатых годов стал “тысячником”, а в 1953 году за новые трудовые достижения был награжден орденом Ленина

Эти люди были не только сильны духом, но и, несмотря ни на что, преданы своей стране. Начало Великой Отечественной войны они встретили точно так же, как и все остальные жители Архангельской области – с желанием защитить Родину. Но на фронт их призвали лишь в 1942 году.
Под Ленинградом погиб талантливый парень из Ульяновской области – Венедикт Лукин. Он учился в Холмогорской косторезной школе, но вместо инструментов для резьбы пришлось взять в руки автомат. Этот автопортрет он послал родным с фронта

А это рубашка, сшитая ему мамой, которая жила в спецпоселке Кокорная

Просуществовали спецпоселки более двадцати лет. Потом люди получили вольные и паспорта. Многие покинули эти края, а те, что остались, стали кадровыми рабочими местных леспромхозов.
Но спецпереселенцы были не единственными, кого приняла Архангельская область. В 1930 году вместе с раскулаченными крестьянами сюда в ссылку прибыли священники и монахи. До сих пор нет точных сведений о том, сколько их было в пинежской тайге
Здесь нашел последний приют епископ Гюмрийский и Ширакский Исаак Тер-Микаэлян. Ширакская епархия посылала запрос через Архангельскую епархию, но найти могилу сейчас уже невозможно, записей в то время не велось и крестов не ставили
Здесь похоронен и последний старец Оптиной пустыни – Иеромонах Никон, в миру Николай Беляев

Пинежье стало местом ссылки и иностранных граждан

Среди них был итальянец Эмилио Гуарнаскелли. Его арестовали в Москве в декабре 1934 года после убийства Кирова, а затем сослали в Пинегу на три года. Неимоверный холод, отсутствие денег и обуви – все это Эмилио описывает в своем первом письме из Пинеги брату в Италию

Добровольно приехала за любимым в ссылку девушка Эмилио – Нелла. Здесь они расписались и здесь же, естественно, провели медовый месяц. Памятные моменты тех дней хранит рисунок Неллы
В 1938 году Эмилио был расстрелян в лагерях Магадана. После этого Нелла вернулась в Европу, а в 1991 году вместе с московским телевидением опять приехала в Пинегу, чтобы вновь увидеть те места, в которых она, несмотря ни на что, была счастлива с первым мужем, в память о котором выпустила книгу “Маленький камень”
В 1939 году в эти края были сосланы поляки. Эта статуэтка с польского захоронения на реке Полте, где был польский дом инвалидов
   
Вслед за поляками в Пинегу прибыли эстонцы. Эстонский батальон строил здесь дорогу на Мезень, и до сих пор мост и дорога в Пинеге называются “Эстонскими”

Пейзаж в районе моста за последние годы несколько изменился

Нет и самого моста, построенного эстонцами. Некоторое время назад он был заново возведен практически в том же месте

Но кое-какие части старого сооружения можно увидеть и сейчас
Еще одна страшная страница истории Пинежья – это сталинский лагерь Кулойлаг, действовавший с сентября 1937 года в верхнем течении реки Кулой и ее притоков. Зимой здесь занимались заготовкой леса, весной – его сплавом против течения.
Жили заключенные в бараках длиной 30 и шириной 9 метров. Довольно хлипкие сооружения строили из мелких бревен. Потолков не было, крыша чаще всего была из дранки, а отапливались эти помещения чаще всего двумя металлическими печами. В музее установлен угол барака, вывезенный с 32 лагерного пункта, и печь, доставленная с Сотки. 1937 год, завод Кагановича
Пинежское отделение добывало до миллиона кубометров леса. Орудия труда были самые примитивные: топор, пила…
Существовала в Кулойлаге и КВЧ – Культурно-воспитательная часть. При ней была создана театральная бригада из заключенных-артистов. Но никакие театры и библиотеки не моги изменить жутких условий труда и жизни людей. Вот что рассказывает о нормания питания и заготовки леса отбывавший срок в Приморском отделении Леонид Кербер, доктор технических наук, лауреат Ленинской государственной премии
Те, кто не могли работать в лесу, трудились на производствах – столярном, мебельном, обувном, швейном, гончарном. Платье на фото ниже сшито в мастерской Кулойлага женщиной, осужденной на 25 лет по 58 статье. Шила она его жене ВОХРовца
Пинежское отделение существовало с сентября 1937 по 1943 год. На начало 1944 в лагерях оставалось около четырехсот человек, остальные заключенные были этапированы в другие места. На этом закончилась страшная страница в истории края.
 

Начало в предыдущих постах:

 
 

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.